http://xenia.7r.ru/



главная серьезно в шутку астропсихология астрогеография талисманы прогнозы

МОСКВА АСТРОЛОГИЧЕСКАЯ

отрывок из книги

 

Как правило, каждый город имеет свое свидетельство о рождении, а следовательно, и свой гороскоп. В этом города ничем не отличаются от людей — есть и имя, и дата рождения, есть даже родители: отец — основатель и мать — земля, на которой пустил корни город. Правда, многие из этих дат не дошли до нас — затерялись в глубине веков, и поскольку астрологи не в состоянии составить гороскоп города, они вынуждены судить об астрологических особенностях древних столиц чисто интуитивно.

Таких, не помнящих своего дня рождения городов, история знает множество. Это и Киев, и Афины, и Каир, и многие другие столицы мира. До нас дошли лишь легенды, в которых город предстает неким сказочным образованием, а отец-основатель — легендарным героем. К таким городам относится и наша красавица Москва. Мы не знаем точной даты основания Москвы. «Кто знал, что Москве царством быти, кто ведал, что Москве государством слыти?» — словно извиняется перед нами за пробелы в своем повествовании неизвестный древний автор «Повести о зачале Москвы».

Возникновение любого мало-мальски крупного населенного пункта обязательно обрастает всевозможными легендами. А когда закладывается город, впоследствии призванный стать «столицей мира», мифам и легендам нет конца. Причем совсем не обязательно, чтобы город уходил корнями в недостижимые глубины истории. Возьмем, например, Санкт-Петербург. Основан 16 мая (старый стиль) 1703 года ранним утром. Сохранились документы и воспоминания «очевидцев». Куда уж точнее и определеннее? И какие тут могут быть легенды? Ан нет! По числу слухов, легендов и пророчеств юнец Петербург никак не отстает от старушки Москвы.

Очень многие легенды, прочно утвердившись в умах обывателей, воспринимаются как вполне реальный исторический факт. И даже если открытия историков и археологов впоследствии опровергают эти мифы и сказания, то большинство горожан, скорее всего, их отвергнут. «Какая ерунда,— скажут они,— ведь все знают, что...» И расскажут какую-нибудь расхожую байку.

Сама Москва ведет свой отсчет от 1147 года. В тот год, по весне, как сообщает Ипатьевская летопись, князь Юрий Долгорукий пригласил своего союзника, князя Святослава, к себе «в Москов». Значит, в 1147 году Москва уже существовала и была довольно известным в то время населенным пунктом — раз Юрий Долгорукий в своем приглашении не уточняет, где именно она находилась.

Год 1147, считающийся годом основания Москвы, на самом деле таковым не является. Это миф, прочно утвердившийся в умах горожан. Так считается только потому, что о первых веках существования города мы почти ничего не знаем. Самые древние известные хроники о дате основания Москвы умалчивают. И только археологи пытаются ответить на этот вопрос. Их находки поражают диковинностью и разнообразием. Приведу лишь некоторые из них: среднеазиатские и армянские серебряные монеты, относящиеся к 862 и 866 годам соответственно, христианская вислая печать, датируемая 1093—1096 годами, и еще более древняя булыжная мостовая. Все это говорит о том, что к 1147 году здесь уже был город. И немалый! Однако, даже несмотря на все вышесказанное, эта дата — апрель 1147 года для астролога имеет огромное значение. В астрологии существует понятие искусственного ритма. Что это такое? Я знаю немало людей, которые, изменив дату рождения в паспорте, тем самым внесли коррективы в свою будущую жизнь. С этого мгновения в их характере что-то менялось и события жизни развивались иначе, чем это должно было бы происходить. Так и с Москвой. 1147 год заложил основу нового исторического ритма, корректирующего течение естественного хода истории. И какой бы она ни была на самом деле, апрель 1147 года ныне считается датой основания Москвы.

Астрология причисляет Москву к знаку Тельца. И не только из-за даты основания города, приходящейся на этот знак Зодиака, хотя, как уже было замечено, эта дата играет важнейшую роль в судьбе города. Кто-то усмотрел в треугольнике древнего Кремля бычью (т. е. «тельцовую») голову. Кто-то, вспомнив, что Москву называют «третьим Римом», не поленился и ознакомился с датами основания первых двух. Они тоже Тельцы: Рим основан 22 апреля 754 года до Р.Х. (правда, достоверность этой даты вызывает серьезные сомнения), а Константинополь — 11 мая 330 года. Ну а кто-то, вглядываясь в облик города, гуляя по старым московским переулкам, знакомясь с жителями города, уверенно сказал: это — Телец.

 

Москва — удивительный город. Вряд ли найдется другой такой город на нашей планете (за исключением Рима, конечно), где бы настолько ярко проявились все законы астрологии.

Чтобы не сведущий в астрологии читатель лучше понял, о чем идет речь, мне временами придется делать небольшие отступления — краткий экскурс в историю возникновения астрологической символики.

Итак, все сущее в мире образовано взаимодействием двух начал: активного, мужского, называемого ян, и пассивного, женского,— инь. Не избежали этого и крупные города.

По мнению Н.П.Анциферова, города бывают двух типов. Одни «создавались в обстановке уже развитой и сложной культуры, вызванные к бытию общегосударственными потребностями, подобные парку с правильными аллеями, на устройстве которых лежит печать сознательного творчества человека». К таким городам можно отнести Нью-Йорк и Санкт-Петербург. Их отличает четкая и осмысленная структура, подчиненная единому плану. Это и правильные линии Васильевского острова, и длинные прямые проспекты, лучами сходящиеся к Адмиралтейству, и просторные площади. Как сказал бы астролог, это проявление начала ян. Ян-город всегда занимает активную позицию и всячески стремится к самовыражению. Как и любой настоящий мужчина, он все решает сам и поступает всегда по-своему.

Другие города «возникают стихийно, развиваясь свободно, подобно лесу. Корни таких городов уходят в глубь, до которой не докопаться лопате историка, в глубь, овеянную таинственными мифами, смысл которых не всегда ясен исследователям. Эти города развивались действительно стихийно. Улицы спутаны, вырастают одна из другой, как ветви могучего дерева, вливаются одна в другую или в площади, как реки, зарождающиеся из озер или протекающие через них. Все на первый взгляд кажется случайным, какой-то прихотью неведомых сил, творивших город. Более внимательный анализ плана дает возможность открыть известную логику в росте города: вокруг ядра наслаиваются новые круги, в этом случае план города напоминает разрез ствола дерева.» Лучше и не скажешь, описывая инь-города. К городам этого типа относятся Рим и Москва. Налицо и спутанные улочки, и «древесные кольца»: Китай-город, Белый город, Земляной город, Московская кольцевая. Инь — женское начало. Как и любая женщина, инь-город непредсказуем, и многое из того, что он делает, другим кажется женской прихотью, а не разумным поступком. Действовать же он начинает только под влиянием внешних обстоятельств, когда уж совсем припечет или окончательно достанут.

Москва, несомненно, имеет женское начало. Даже в мыслях мы к ней обращается как к женщине: матушка-Москва, красавица Москва.

«При виде странного города с невиданными формами необыкновенной архитектуры, Наполеон испытывал то несколько завистливое и беспокойное любопытство, которое испытывают люди при виде форм не знающей о них, чужой жизни. Очевидно, город этот жил всеми силами своей жизни. По тем неопределенным признакам, по которым на дальнем расстоянии безошибочно узнается живое тело от мертвого, Наполеон с Поклонной горы видел трепетание жизни в городе и чувствовал как бы дыхание этого большого красивого тела. Всякий русский человек, глядя на Москву, чувствует, что она мать; всякий иностранец, глядя на нее и не зная ее материнского значения, должен чувствовать женственный характер этого города; и Наполеон чувствовал его.» (Л.Толстой. Война и мир)

Еще больше женственность Москвы подчеркнута в черновом наброске романа: «...Москва — женщина, она мать, она страдалица и мученица. Она страдала и будет страдать...»

Невеселая правда. Но такова действительность. Слишком много невзгод выпало на долю Москвы. И не только извечные русские беды — дураки и дороги. Это и многочисленные пожары, и набеги, которые не всегда удавалось отбить, бунты и перевороты.

Когда я думаю о Москве, мне сразу же вспоминается кустодиевская купчиха. Румяная, вальяжная, дородная матрона у самовара где-нибудь в замоскворецком дворике. Именно такова, на мой взгляд, Москва. Она самостоятельна, практична, умна. Скорее даже мудра той житейской мудростью, которая всегда была свойственна русским бабам. Прекрасная хозяйка, умеющая управиться и с мужем, и со всеми чадами-домочадцами, и с лавкой или заводиком. Это только на первый взгляд кажется, что хозяин в доме — мужик. На самом деле именно она и есть тот самый главный человек, без которого все пойдет прахом.

 

Еще одно основополагающее деление в астрологии — троичное. Как утверждает древняя мудрость, все сущее не только состоит из двух начал — ян и инь,— но и в своем развитии проходит три фазы: начало — кульминация — завершение. На три зоны делится Зодиак. Три зоны четко прослеживаются в планировке старой Москвы, что «в кольце Садовых».

Первая зона Зодиака — зона созидания или, как ее еще называют, творения. Она призвана вести вперед, прокладывать новое, творить и развиваться. Обычно это самая древняя часть города, та, которую называют Старым городом, та, которая помнит основателей и первых строителей. Такой зоной Москвы является Китай-город — историческая часть столицы, сложившаяся возле древнего Кремля. Характерными чертами Китай-города являются полное отсутствие жилья и неразвитость транспортной сети.

Вторая зона Зодиака — зона сохранения, или равновесия. Ее главная задача — обретение стабильности. Это та часть города, которая собственно и определяет его «лицо». Обычно она оформляется и застраивается в период расцвета города. Многие дома в этой части города помнят великих и знаменитых людей, имена которых прославили этот город. Вторая зона старой Москвы — Белый город (Большой Посад), граница которого проходит по Бульварному кольцу. Эта часть Москвы сформировалась в XVII—XVIII вв. Здесь сосредоточены важнейшие учреждения, самые лучшие магазины, театры, музеи. Здесь жили многие великие москвичи.

Третья зона Зодиака — зона преобразований. Именно в этой зоне в недрах старого зарождается нечто новое. Обычно эта часть города вызывает неоднозначные ощущения, а привычные глазу формы и виды здесь начинают приобретать новые черты. Кто-то с восторгом принимает эти новые ростки, а кто-то с сожалением и болью расстается с привычным и дорогим. Третья зона старой Москвы — Земляной город, ограниченный кольцом Садовых улиц. Именно здесь кончается старая Москва. Старинные особняки постепенно вытесняются современными зданиями, а прошлое уступает место грядущему. Москва за Садовым кольцом совсем иная, чем внутри него.

Зодиакальные зоны — образования непостоянные. Со временем старые зоны сливаются, перетекают одна в другую, образуя новые кольца — новые витки жизни города. Но во все времена зон обязательно будет три. Появление нового кольца означает, что в жизни города прошла целая эпоха. Такой новой вехой для Москвы стала МКАД. Старая Москва внутри Садового кольца уже сейчас воспринимается как нечто целое, неделимое. Китай-город, Белый город, Земляной город. Для человека наших дней это одно целое — история. Граница второй зоны проходит сегодня примерно по окружной железной дороге.

Пройдут годы и весь центр Москвы станет ее историей — т. е. первой зоной города. А нынешние новостройки будут восприниматься как вторая зона.

 

Еще одна цифра, эксплуатируемая астрологией (да и не только ей),— семь. Семь планет септенера (ближайшие к Солнцу, которые знали и использовали древние астрологи), семь дней недели, семь башен-зиккуратов в древнем Вавилоне, соответствующие семи планетам и семи важнейшим божествам.

К этому магическому числу москвичи проявили интерес довольно давно, примерно тогда, когда решили называть Москву третьим Римом. Ведь и сам Рим и второй Рим — Константинополь — были расположены на семи холмах.

После падения Рима, увидевшего в христианстве весомую силу и провозгласившего его государственной религией, всемирным центром христианства стал Константинополь. А когда христианская церковь раскололась на православную и католическую, Константинополь стал всемирным центром православия. Так Константинополь заслужил звание второго Рима. Но пробил и его час: в середине XV века Константинополь был захвачен турками. Россия в то время уже была довольно крупным и независимым православным государством, а русская церковь — самой многочисленной и влиятельной среди православных церквей. Именно в ней православные народы Востока — греки и славяне — видели последний оплот православия, способный защитить истинную веру от всяческих напастей. Так Москва стала третьим Римом. «Два Рима пали, третий стоит, а четвертому Риму не бывать!» — говорили москвичи по этому поводу.

С тех пор у жителей столицы появился вполне понятный интерес к рельефу родного города: ведь два первых Рима стояли на семи холмах. В московском, достаточно равнинном рельефе, нужно было во что бы то ни стало отыскать семь холмов. И тогда холмами решили считать крутые берега Москвы-реки. Однако делом это оказалось непростым. Знатоки города яростно спорили и не соглашались друг с другом: каждый выдвигал своих «кандидатов». Пожалуй, только Боровицкий холм, на котором расположен Кремль, не вызывал сомнений и авторитетно возглавил «великолепную семерку». Нет единства во взглядах и среди астрологов, пытающихся «закрепить» семь основных планет в ландшафте Москвы. Я приведу наиболее популярный вариант:

Боровицкий холм — Солнце,

Ваганьковский холм — Луна,

Воробьевы горы — Меркурий,

«Три горы» в районе Красной Пресни — Венера,

Сретенский холм — Марс,

Тверской холм — Юпитер,

Таганский холм (Швивая горка) — Сатурн.

Однако москвичи на этом не успокоились. Еще раз о «великолепной семерке» Москва вспомнила уже при Сталине, когда и построила свои семь «зиккуратов». Я говорю о семи московских высотных зданиях, тех самых, которые советская пресса назвала «символом устремленности в будущее послевоенной Москвы». На самом деле их должно было быть восемь. Как сообщает путеводитель по Москве, расположение «высоток» было тщательно продумано и связано с топографией города. Они должны были стать объемными ориентирами столицы и подчеркнуть холмистый рельеф Москвы.

Однако, то ли вмешались законы астрологии, то ли сам город нарушил планы архитекторов, но восьмому зданию, предполагавшемуся вырасти в низинах Зарядья (там где сейчас находится гостиница «Россия»), не суждено было увидеть свет.

Итак, как сказал кто-то из астрологов, в Москве поднялись семь зданий храмов, посвященных семи планетам. Здесь соответствие семи зданий и семи планет выглядит следующим образом:

гостиница «Украина» — Солнце,

гостиница «Ленинградская» — Луна,

здание МГУ на Воробьевых горах — Меркурий,

жилой дом на Котельнической набережной — Венера,

жилой дом на площади Восстания — Марс,

здание МИДа на Смоленской площади — Юпитер,

административно-жилое здание на площади Красных ворот — Сатурн.

А может быть московским «высоткам» надо ставить в соответствие уже не семерку планет септенера, а следующую, пока неполную, группу планет-гигантов: Уран, Нептун, Плутон?

 

Ну и наконец, самое астрологическое число — двенадцать. Это количество знаков Зодиака. Двенадцать детей, шесть сыновей и шесть дочерей,— могучих, грозных титанов — было у Урана — покровителя астрологии. С этим числом в Москве также все в порядке. В московской Китайгородской стене было 12 башен, 6 из которых были проездные (знаки Зодиака также бывают двух полярностей — ян и инь). В московской кольцевой линии метро — 12 станций. Да и сама зодиакальная структура города, о которой еще пойдет речь, выглядит так, как будто эклиптику со всеми знаками Зодиака перенесли на московскую землю. Московский Зодиак представляет собой расходящиеся во все стороны от Красной площади почти правильные сектора. Причем порядок знаков «земного» Зодиака в точности соответствует «небесному», а не перемешан, как в других городах: за Овном следует Телец, затем Близнецы и т.д.

Создается впечатление, что Москва предназначена для демонстрации астрологической символики. Почему именно она удостоилась такой чести?

Обратимся за разъяснениями к самой «небесной канцелярии».

Как вы уже знаете, астрологи относят Москву к знаку Тельца. В этом знаке Зодиака особо выделены пять планет: Венера и Луна показывают себя с наилучшей стороны — проявлены наиболее сильно и гармонично, чего не скажешь о Марсе, Плутоне и Уране. Положение Урана в знаке Тельца согласно астрологической терминологии называется падением. И если верить греческой мифологии, которая вся пронизана астрологической символикой, то в жизни Урана — одного из первых богов греческого пантеона, бога Неба, сына и мужа матери-Земли Геи, действительно было падение. Что-то там не сложилось в семье олимпийцев. Конфликт Урана-отца и детей-титанов привел к тому, что один из детишек изловчился и скинул папашу вниз — на землю.

Не знаю, над территорией ли нашей Москвы проис- ходил этот семейный скандал или в другом регионе Тельца — но это и неважно. Важно другое: что должно воспоследовать из данного печального события для жителей региона Тельца?

Уран — планета, покровительствующая астрономии и астрологии. А его падение в знаке Тельца приводит к тому, что все законы астрологии в географическом регионе Тельца исполняются неукоснительно.

Легко ли жить в этом Небесном граде, где все по- ступки, мысли и желания поверяются Божественными (читай общечеловеческими) незыблемыми ценностями, а не параграфами Уголовного кодекса? Думаю, ответ ясен. Может быть, именно поэтому в Москве так много истинно верующих людей и так много храмов. «Сорок сороков» — говорит народная молва о количестве московских церквей, и это число недалеко от истины. По данным «Указателя московских церквей» за 1915 год всего на 1 января этого года в Москве было 563 отдельных церкви с 698 приделами при них, т.е. всего 1261 престол.

 

Теперь же из града Небесного спустимся на землю и поговорим о природном ландшафте Москвы.

Учение о том, что природные ландшафты и географические регионы находятся под влиянием различных планет и знаков Зодиака, возникло очень давно. В настоящее время природные ландшафты в астрогеографии подразделяются следующим образом:

песчаные пляжи — Солнце,

озера и болота — Луна,

пересеченная местность, овраги, балки — Меркурий,

поймы рек, прибрежные луга, сады — Венера,

леса, в том числе непроходимые чащобы — Марс,

степи и поля — Юпитер,

горы — Сатурн,

нетрадиционные для данного пейзажа и необычные для окружающей местности природные образования — Уран, море — Нептун,

вулканы, термальные источники — Плутон.

По совокупности природных ландшафтов, характерных для какой-либо местности, судят об астрологической характеристике этого географического региона. Посмотрим, соответствует ли природный ландшафт Москвы знаку Тельца.

Итак, мы оставили Юрия Долгорукого на высоких берегах Москвы-реки любоваться окрестностями. Что же открылось взору великого князя?

Небольшое укрепленное поселение в месте слияния двух рек — Москвы и Неглинной (именно там впоследствии он поставит Кремль), многочисленные, хотя и небольшие, болотца, сырые и топкие берега рек — влияние Луны и Венеры.

О лунном влиянии говорит и само название реки и города. По одной из версий, считающейся наиболее вероятной, слово «Москва» имеет финское происхождение и относится к тем далеким временам, когда по берегам реки еще обитали древние финские племена. Переводится оно как «медвежья» или «большая» вода. По другой версии, имя реке дали славяне, и означало оно на древнеславянском языке «мокрая», «сырая», «болотистая». Но какой бы версии ни отдавали предпочтение историки, и та и другая указывают на широко разливающуюся, болотистую реку. Существует еще и третья гипотеза — балтийская. Для многих балтских племен Москва-река служила главной водной артерией, вдоль которой шло расселение племен и на берегах которой кипела торгово-промысловая жизнь. И слово «Москва» переводится с одного из языков балтской группы как «река-кормилица», что также не противоречит вышесказанному, ибо с Луной связано материнское влияние и вскармливание.

Кстати, болотистые берега Неглинной довольно долго давали о себе знать и всячески досаждали москвичам. Сигизмунд Герберштейн в «Записках о Московитских делах» писал, что «в городе есть крепость, выстроенная из кирпича, которую с одной стороны омывает река Москва, с другой — Неглинная. Неглинная же вытекает из каких-то болот и пред городом, около высшей части крепости, до такой степени запружена, что разливается в виде пруда.» Даже просвещенное правление Екатерины II, пытавшейся облагородить здешние дикие места, мало что могло изменить в данном положении вещей — как были болота, так болота и остались. Что поделаешь — влияние Луны.

Увидел также великий князь и обширные заливные луга, и плодородные поля, и пышные сады, которыми всегда славилась Москва. (Спустя несколько веков со времен основания Москвы тот же Сигизмунд Герберштейн отмечал «обширность города, который кажется еще больше, чем есть на самом деле, ибо большую прибавку к городу делают пространные сады и дворы при каждом доме», к тому же между домами находились луга и поля. Сады и луга — это влияние Венеры.)

Но вернемся опять к Юрию. Смотрел князь вокруг, и сердце его переполнялось радостью: русская земля простиралась перед ним — родная, знакомая с детства. Действительно, московский ландшафт типичен для северной и средней Руси. Ничего экстравагантного и режущего глаз. Налицо полное отсутствие влияние Урана. Да и влияния Марса и Плутона также незаметно: никто никогда не говорил о непроходимости подмосковных лесов, никто не отмечал наличие в здешних краях гейзеров или вулканов.

Именно такое положение планет характерно для знака Тельца: сильное стояние Венеры и Луны и слабое — Марса, Плутона и Урана.

Людей какого типа формирует сей непритязательный, но милый глазу русского человека ландшафт?

Историки говорят о двух типах русской природы: более пышной и яркой — южной и более скупой — северной; и о двух соответствующих им типах русских людей: южном — активном, стремительном, но маловыносливом, и северном, которого природа, «более скупая на дары», такая как в Московской области, приучила к нелегкому каждодневному труду. Мелкие неудачи и препоны на пути не являются преградой для этих людей.

Вот что писал С. М. Соловьев о населении Северной Руси:

«...оно не любит вообще войны, не отличается стремительностию натиска; но где нужно стать крепко и защищаться, там оно неодолимо; здесь, на севере, образовался тот русский воин, которого, по известному выражению, можно убить, но не сдвинуть с места. Северное русское народонаселение, как сказано, не отличается в истории порывистыми движениями; в поведении его мы замечаем премущественно медленность, осторожность, постоянство в достижении цели, обдуманность, медленность, осторожность в приобретении, стойкость в защищении приобретенного. Соответственно характеру народонаселения все на севере принимает характер прочности. О дружинах южных летописец говорит, что они храбро бились с врагами и расплодили Русcкую землю. Таково точно назначение старой, Южной Руси; расплодить, распространить Русскую землю, наметить границы. Но Руси северной выпал удел — закрепить приобретенное, связать, сплотить части, дать им внутреннее единство, собрать Русскую землю. И вот князья Северной Руси являются полными представителями своего народа превосходно выполнить назначение Северной Руси. В их поведении мы не замечаем того блеска, какой видим в поведении князей-витязей юга, смотревших на битву, как на суд Божий, и при всяком споре прибегавших к этому суду: северные князья — собственники не любят решать споров своих оружием, прибегают к нему только в крайности или тогда, когда успех несомненен, но от неверной битвы не любят ставить в зависимость того, что приобретено, примышлено долгими трудами; южные князья прежде всего думают, как бы в битве взять свою честь, северные князья прежде всего думают, как бы без неверной битвы получить пользу для своего владения. Все они похожи друг на друга; в их бесстрастных ликах трудно уловить историку характеристические черты каждого; все они заняты одною думою, все идут по одному пути, идут медленно, осторожно, но постоянно, неуклонно; каждый ступает шаг вперед пред своим предшественником, каждый приготовляет для своего преемника возможность ступить еще шаг вперед.» (С.М.Соловьев. «Взгляд на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого»)

Все перечисленные качества — основательность и осторожность, терпеливость и миролюбие, верность выбранным идеалам и упорство в достижении поставленных целей, практичность — присущи Тельцу. Пожалуй, только в одном я не согласна с великим историком: у Тельца никогда не бывает бесстрастного выражения лица. Чем бы он ни занимался — воевал, любил, кушал, наконец,— он всегда будет делать это со вкусом, а не как бесстрастный манекен.

Как утверждают астрологи, любой поступок Тельца отмечен практичностью и основательностью. Телец никогда не примет опрометчивых и необдуманных решений и никогда не ввяжется в какую-нибудь авантюру. Чтобы Телец ввязался в авантюру — представить такое просто невозможно. И совершенно не потому, что он прозорлив и дальновиден. Скорее наоборот. Астрологи называют Тельца тугодумом. Но именно это качество и спасает Тельца от принятия опрометчивых решений. Просто Телец никогда не действует под влиянием сиюминутного порыва. Пока он раскачается, посмотрит на проблему с одной стороны, с другой, прижмет палец к носу, пройдет уйма времени. Отсюда и поговорка: «Москва не сразу строилась».

В качестве примера первой акции Тельца-Москвы, отмеченной печатью практицизма, историки приводят необычайно удачный как в географическом, так и в политическом и экономическом аспектах, выбор места для закладки города. Утвердившись на Боровицком холме, Москва не только перенесла все беды и невзгоды, выпавшие на ее долю, но и стала столицей могущественного государства, одним из величайших городов на Земле. Не знаю, кем был по знаку Юрий Долгорукий (история умалчивает об этом), не известно, сам ли он принял решение укрепить стоявшее на слиянии двух не столь уж примечательных речек поселение, или кто-то подсказал ему, с уверенностью можно сказать одно: место для закладки столицы нового государства было выбрано как нельзя лучше. Такое решение достойно истинного Тельца.

Не уступает в практичности древней Москве и Москва современная. Свидетельством тому может послужить качество московских дорог. Наконец-то один раз положили асфальт так, как надо,— ведь прежде каждый год ставили заплаты на выбоины и ямы. И ничего, что эта единовременная акция вышла дороговатой. «Я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи» — эти слова вполне отвечают принципам Тельца.

Кстати, о богатстве.

Единственное, чего Телец желает в жизни,— чтобы ему никто не мешал спокойно заниматься своими делами. А своим главным и основным делом, делом всей жизни, Телец считает приумножение материальных благ. Однако это совсем не означает, что все Тельцы миллионеры. Но и просящих подаяние среди них почти не встречается. Москва-Телец также всегда была (и я полагаю, так оно и является на самом деле, как бы ни прибеднялись жители Белокаменной) богатым городом. И цены у них там другие. И деньгами она распоряжается умело и привычно — как и полагается Тельцу: никому не дает. Иногда кинет милостыню-подачку тому, кто уже совсем загибается, или тому, кто приглянулся Златоглавой. А так — все в кубышку.

Свое благосостояние Телец выстраивает медленно, по кирпичику. Точно так же медленно, по клочку, московские князья собирали русские земли, постепенно подчиняя и присоединяя к своему владению разные княжества. Делалось это с поистине тельцовской неторопливостью. С 1147 года — первого упоминания о Москве — прошло 90 лет, прежде чем она опять была упомянута в летописи. И это упоминание намного печальнее первого: «Татарове идоша к Москве, тоя же зимы взяша татарове Москву, а воеводу убиша.» И Москва из растущего, зажиточного города, каковым она уже являлась в то время, превратилась в развалины.

Однако Тельцы очень упрямы и упорны в достижении своей цели, и даже полное разорение не могло уничтожить этот город, который вновь отстроился и расцвел. В годы правления Даниила, четвертого сына Александра Невского, Москва окрепла и возвысилась. Даниил стал «первоначальником собирания русских земель» под главенством Москвы. Даниил в отличие от других русских князей воевал мало, больше занимался хозяйством. Он развернул широкое строительство, развивал ремесла и земледелие. Повезло Москве с «мэром»!

При сыне его, Иване, Московское княжество еще более упрочилось и значительно расширило свои пределы. Деревянная Москва постепенно становилась каменной. В годы правления князя Ивана Данииловича (1325— 1340) в Москве возводятся первые каменные соборы. Перебрался в Москву из Владимира и митрополит. Так Москва стала одним из крупных политических и церковных центров Руси.

Стихия Тельца — Земля, где духовные идеалы и устремления уступают место материальным. Не знаю, был ли Иван Даниилович Тельцом по знаку Зодиака или нет, но в отношении всего того, что касалось денег, достатка, стабильного положения, он показал себя хитрым и ловким прагматиком, чем и заслужил прозвище Калита — денежный мешок. Именно так ведет себя тугодум-Телец, не отличающийся изворотливостью ума, когда дело касается материальных благ, стабильности и достатка. Во второй половине XV века объединение русских земель вокруг Москвы завершилось образованием единого государства. Москва стала столицей, а великий князь Московский (к этому времени им уже стал Иван III) — Государем всея Руси. И выглядеть она должна была по- добающим образом. За одно десятилетие (с 1485 по 1495 год) Кремль окружили новые кирпичные стены. Для великого князя был возведен дворец из дерева и камня. Вместо старых соборов времен Ивана Калиты поднялись новые, более высокие и прочные: Успенский, Благовещенский, Архангельский, церкви Иоанна Лествичника и Ризоположения.

Тельцы довольно миролюбивы и терпеливы. Телец никогда не полезет в драку, если там не затронуты его интересы. Долгие годы Телец способен пребывать в спокойствии и не замечать грызни и возни вокруг себя.

Тельцы не любят воевать и никогда не станут нападать первыми. И вовсе не потому, что они трусливы. Просто нападать, захватывать чужие территории — это прерогатива Овнов и Львов. Для Тельцов же характерна не агрессивность, а «железное и несокрушимое противление, которое нарастает пропорционально давлению на них». Тельцы берутся за оружие только тогда, когда их тщательно выстроенному благополучию и достатку угрожает реальная опасность. Да и то не сразу. Тельцы годами, не жалуясь, могут выносить как физическое, так и моральное напряжение. Ни один знак, за исключением Скорпиона, не способен на это. И чем сильнее это давление, тем крепче и упрямее становится Телец. «Нас бьют, а мы крепчаем» — это сказано про Тельца. Сколько лет Москва стонала под татарским игом и копила силы, чтобы нанести мощнейший удар. Но рано или поздно любое терпение заканчивается, даже тельцовское. Тогда миролюбивый Телец звереет и превращается в свирепого буйвола.

И нет никого яростнее Тельца, защищающего свою собственность. Если вдруг некто покусится на то, что Телец считает своим, кровно заработанным и любовно взлелеянным, Телец впадает в ярость и становится неустрашимым.

Если Тельца разозлить как следует, обидчику несдобровать, ибо в гневе Телец становится страшен. Вот тогда-то он бросает все свои дела и не успокаивается до тех пор, пока не возместит все свои потери. Так, доведенная до предела набегами татар, Москва раз и навсегда отбила у них охоту соваться в московские земли. Такая же участь постигла и польско-литовских интервентов, армию Наполеона, немецких фашистов — всех тех, кто ей угрожал и мешал жить.

Тельцы обожают домашний уют, ценят комфорт и удобства. Поскольку Телец принадлежит к стихии Земли, он любит окружать свой дом садом, где растут фруктовые деревья и цветы. Тельцу весьма сильно действует на нервы городской шум, особенно транспорт. Именно поэтому большинство особняков старой Москвы утопали в яблоневых садах и имели достаточно толстые стены.

Здания современной Москвы хоть и значительно подросли по сравнению с невысокими боярскими особняками, но по-прежнему достаточно комфортны. Они хорошо защищают от городского шума, отличаются прекрасной планировкой квартир и множеством удобств — стоянками для автомашин, удобными подъездами, магазинами и различными службами быта.

Телец никогда не поселится в неуютном и неудобном доме. А если такое все же произошло, то Телец сразу же энергично и неутомимо примется за его переустройство. Тельцы с удовольствием занимаются перепланировкой и ремонтом своего жилья, безо всяких сожалений расстаются со старыми и ненужными вещами. Так и Москва очень легко избавлялась от старых зданий и кварталов. В Москве многое перестраивали, и даже скорее не перестраивали, а ломали старое и на его месте возводили новое.

Первой акцией подобного рода была следующая. После пожара 1493 года, от которого сильно пострадал Кремль, Иван III издал указ о сносе дворов, церквей и лавок, расположенных ближе чем 110 сажен от стен Кремля. Но на этом Москва не остановилась. Она постоянно меняла свой облик и прихорашивалась. Как прихорашивается красавица перед зеркалом. И порой в стремлении быть нарядной и модной, к сожалению, переходила разумные границы. Сильнее всего сказалась на облике Москвы смена имиджа с боярской на советскую. Русская красавица остригла косу, зашвырнула подальше кокошник и, повязав серенький платочек, превратилась в неприметную гражданку.

В 1935 году был принят Генеральный план реконструкции Москвы. Подчеркивалась необходимость «исходить из сохранения сложившегося [радиально-кольцевого строения] города, но с коренной его перепланировкой путем решительного упорядочивания сети городских улиц и площадей.» Так в 30-е годы древняя Москва изменилась до неузнаваемости: были уничтожены почти все церкви Китай-города, храм Христа Спасителя, Сухарева башня и многое-многое другое, дорогое сердцу не только москвичей, но и любого русского человека. На месте мелких лавок Охотного ряда выросли мрачные громады гостиницы «Москва» и Дома Совета Труда и Обороны (ныне Государственная Дума). Тогда же были реконструированы улица Горького (ныне Тверская), Можайское шоссе и другие магистрали города. Сносили старые, обветшалые дома и церкви. Наверное, архитекторы новой Москвы хотели обновить столицу, сделать просторными ее улицы, построить большие дома. Хотели сделать как луч- ше, а вышло как всегда. Они хотели построить новую Москву — с грандиозными сооружениями, такими как Дворец Труда, призванными стать символом новой социалистической Москвы. Этот 400-метровый монстр, увенчанный гигантской статуей В.И.Ленина, должен был расположиться в центре Москвы, заменив собой храм Христа Спасителя. Проект Дворца оставил о себе самые противоречивые отзывы: от «проект поражает своей гениальностью, грандиозностью, красотой и величием» до «проект бездарен. Рассчитан на дешевый эффект». Есть и такие: «проект хорош, но не с чем сравнить, ибо лучший образец архитектурного творчества XIX в., храм, варварски взорван».

К счастью, судьба распорядилась по-своему и монстр социализма не успел появиться на свет. Зато успели взорвать прекрасный храм. Вскоре древняя Москва изменилась до неузнаваемости: были уничтожены почти все церкви Китай-города, большинство зданий Симонова, Чудова и Вознесенского монастырей. В каком бы центральном районе Москвы вы ни прогуливались днем, сейчас везде слышен колокольный звон. В 1930-е годы колокольный звон был в Москве запрещен. И единственным местом столицы, куда москвичи отправлялись специально, чтобы послушать колокола, были Воробьевы горы. Только там, на окраине города, в маленькой церквушке еще звучал волшебный перезвон московских колоколов.

Вторая волна «преобразований» пронеслась уже в 60-е годы. Она смела Зарядье, арбатские переулки с Собачьей площадкой, дома на Манежной улице и Боровицкой площади, помнившие еще Ивана Грозного. Никто не задумывался об исторической ценности этих кварталов, которые «портили вид» образцово-показательного коммунистического города, каким в те годы власти хотели видеть Москву. Что такое какая-то Собачья площадка по сравнению с благоустроенным Новым Арбатом? А кривые переулки Зарядья по сравнению с гостиницей «Россия»? Для жаждущего удобств и комфорта Тельца сломать их — все равно что снести старый дедушкин сарай, стоящий перед новым особняком. Сейчас Телец сносит «хрущобы» — теперь они выглядят развалюхами, недостойными стольного города. Через несколько десятков лет, мне думается, Телец также недрогнувшей рукой сломает ныне престижный и дорогой кондоминиум на Можайском шоссе.

Единственный шанс прекратить разрушение старого города — убедить Тельца в том, что старая Москва имеет огромную ценность. Не только материальную (хотя именно это понятнее Тельцу), но и культурную, общечеловеческую, историческую. Это — антиквариат. Телец ни за что не выкинет старый шифоньер, если ему кто-то скажет, что тот представляет собой антикварную ценность. Телец отреставрирует шифоньер и поставит его на самое видное место в доме. Примерно так же обстоит дело с центром Москвы. Сейчас он понемногу стал расцениваться как антикварный шифоньер и город всячески оберегает его — реставрирует здания, прокладывает пешеходные зоны.

Хочется верить, что старая Москва уже настрадалась сполна и никто больше не поднимет руку на ее дома и храмы. Но тем не менее не становится менее горько и больно от того, что какая-то часть города исчезла безвозвратно.

Телец отличается удивительным постоянством. Будучи ярым приверженцем патриархальных взглядов, он не любит что-либо менять в своей жизни. Так Москва отвергла линейную структуру, характерную для западных мегаполисов XIX—XX веков, и осталась верна радиально-кольцевой планировке, свойственной древним русским городам. Единожды приняв православие, Москва до сих пор осталась ему верна. А неторопливый ритм приказов боярской думы, нелюбовь и боязнь кардинальных реформ по наследству перешли к российскому парламенту.

Телец всегда был не в ладу с цифрами. Да и менять устоявшийся порядок он не торопился. Довольно долго Москва не могла привыкнуть к цифровой нумерации домов, которой пользовалась вся Европа и Петербург в том числе. Московские адреса звучали так: «в доме Иванова, бывшем Брабец» или «в доме против пожарного депо». Рапоряжение о номерах издавалось несколько раз, заводились таблички с номерами и... все оставалось по-прежнему: «напротив Успенья на Могильцах». Чтобы сломить упрямых москвичей, пришлось запретить писать фамилию владельца на воротах и ввести фонари с номерами. Уверенность Тельца в своей правоте непоколебима. Если Телец, замкнутый в своем благополучном мирке, доволен жизнью, то он искренне полагает, что его мир — самый прекрасный. Так, каждый москвич искренне уверен, что Москва — лучший город в мире и вообще в Москве все самое лучшее, особенно ее жители. Находясь в обществе Тельца более-менее длительное время, невольно заражаешься его уверенностью и незаметно для себя начинаешь перенимать его взгляды и образ жизни. Пробыв какое-то время в Москве, действительно начинаешь думать, что это самый лучший город.

Очарованы красавицей Москвой были и многие иностранцы. Как и любой крупный город, Москва «импортировала» иностранцев. Но в Москве они они быстро пропитывались русским духом и уже вскоре ничем не отличались от коренных москвичей. Так же уважали кулебяку с квасом и тянули гласные в слове Ма-асква. Москва обладает удивительной особенностью: если человек прожил несколько лет в Белокаменной, то неважно, где он родился — в Киеве, в Рязани, Риге или Варшаве — он становится москвичом: говорит, как москвич, думает, как москвич, поступает, как москвич. Даже иностранцы. И что самое главное, несмотря на обилие во все времена в Москве иностранцев (потомки финских и балтских племен, к которым вскоре примкнули татары, литовцы, поляки, затем французы, немцы и т.д.), Москва всегда являлась символом исконно русского, славянского. Она всегда считалась и действительно была сердцем России.

Астрологи говорят также о консерватизме и доверчивости Тельцов. Москвичи во все времена были очень богомольными и верили во всяческие чудеса. Москва значительно суевернее светского и просвещенного Питера. Так, настоящий москвич никогда не начинал ничего нового, не помолившись у Иверской. Москвичей притягивали и в то же время страшили все тайные учения — магия, астрология, хиромантия. Они боялись «русского Фауста», чернокнижника Брюса, но до сих пор рассказывают о нем небылицы.

Большое значение уделялось небесным знамениям. Началось это еще со времен Ивана Грозного, приглашавшего волхвов для толкования хвостатой звезды.

По словам современников, в ноябре 1825 года все население Москвы говорило о приближающейся к Земле комете. «Все москвитяне,— писал историк М. П. Погодин,— смотрели на нее и думали: не переменится ли что-нибудь в царе; но в Москве все было тихо». Однако уже в начале зимы в Таганроге скоропостижно скончался император Александр I, а затем из Петербурга дошли известия о восстании декабристов.

С трепетом ожидали москвичи августовского затмения 1999 года. Как же, сам великий Нострадамус предсказал это событие, оставив непонятное и запутанное пророчество (впрочем, как и все у великого провидца). Полки московских книжных магазинов ломились от всевозможных переводов и трактатов французского астролога. Но затмение прошло, не принеся с собой ничего сверхординарного, и москвичи зажили своей обычной жизнью.

В старину злые языки говаривали, что в Москве легче всего живется монахам и нищим. Первые, бездельничая, получают пожертвования, вторые, бездельничая,— милостыню. Первые со временем становятся архиереями, вторые — юродивыми и кликушами.

Мало что изменилось с тех пор. Правда, поговорка стала немного другой: монахам пришлось потесниться и уступить место политикам, бизнесменам и бандитам. А с нищими и предсказателями все осталось по-прежнему. Раньше богатые дома Замоскворечья держали своих прорицателей. Большой популярностью пользовались и московские гадалки. В сегодняшней Москве — превеликое множество гадальных и магических салонов. Что ж, город богатый, сдюжит.

Отдельно стоит остановиться на необыкновенной прожорливости Тельца.

«В конце октября река, протекающая через город, вся замерзает; на ней строят лавки разных товаров, и там происходят все базары, а в городе тогда почти ничего не продается. Так делается потому, что место это считается менее холодным, чем всякое другое: оно окружено городом со стороны обоих берегов и защищено от ветра.

Ежедневно на льду реки находится громадное количество зерна, говядины, свинины, дров, сена и всяких других необходимых товаров. В течение всей зимы эти товары не иссякают. У них нет никаких вин, но они употребляют напиток из меда, который они приготовляют с листьями хмеля. Этот напиток вовсе не плох, особенно если он старый. Однако их государь не допускает, чтобы каждый мог свободно его приготовлять.» (А.Контарини. «Рассказ о путешествии в Москву в 1476—1477 гг.»)

В Москве всегда любили и умели поесть. Здесь царил культ гастрономии, в котором не последнее место занимал трактир. В Москве за едой и выпивкой решались важнейшие проблемы, заключались крупнейшие коммерческие сделки. Конечно, была в Москве и европейская, и даже французская кухня, но в основном трактиры славились чисто русскими блюдами. Порции были рассчитаны на людей с двойным или даже тройным желудком. Даже с половиной порции обычному человеку справиться было трудно. Москвичи уверяли, что настоящих заливных поросят, суточные щи и уху, расстегаи и блины можно было отведать только в Москве. Говорят, что питерские гурманы выписывали в Петербург московских поросят и замороженные растегаи. Что делает настоящий Телец после еды? Правильно — ничего.

«Их жизнь протекает следующим образом: утром они стоят на базарах примерно до полудня, потом отправляются в таверны есть и пить; после этого времени уже невозможно привлечь их к какому-либо делу»,— пишет далее Контарини. «Мало занятые, все они жили не торопясь, без особых забот, спустя рукава. Помещичья распущенность, признаться сказать, нам по душе; в ней есть своя ширь, которую мы не находим в мещанской жизни Запада»,— спустя несколько веков дополнил итальянца Герцен.

Однако не следует думать, что Телец не любит или не умеет развлекаться. Правда, все развлечения Тельца также имеют гастрономический оттенок. Любимым праздником москвичей всегда была «неделя удовольствий» — масленица. Вкуснейшие разнообразнейшие блины, гулянья и катанья, всевозможные балаганы: с ресторанами внутри, с цирком, с фокусниками и восковыми фигурами. «Дворянская Москва по-прежнему бездельничает и веселится,— писал известный москвовед П. И. Лопатин.— Балы сменяются маскарадами, концертами, зваными обедами. Поздно вечером разъезжаются гости. А назавтра — новый бал, маскарад, обед.»

Изменилось ли что сейчас? Да тоже нет. Такого количества ресторанов с хорошей кухней, я думаю, больше нет ни в одном городе. Да и сама Москва располагает к этому. Вечером вдруг неожиданно возникает непреодолимое желание сьесть что-нибудь вкусненькое в приличном месте.

Однако не следует думать, что Тельца ничто, кроме его желудка, не заботит. Это не так. Телец неравнодушен к миру искусства. Нет, сам он редко музицирует, поет или пишет картины. Он скорее выступает как коллекционер и меценат. Точно так же и Москва не только собирала произведения искусства в своих музеях, но и «коллекционировала» самих творческих людей. И занимается этим и по сей день. Москва славилась своими меценатами, самыми известными из которых были братья Третьяковы. Отрадно, что эта традиция не забыта и сейчас. Ее подхватили московские художники Илья Глазунов и Александр Шилов, который подарил столице целую картинную галерею.

В заключение хочется привести слова еще одного великого историка о московских князьях — прекрасном примере для современных хозяев столицы:

«Во-первых, это очень мирные люди; они неохотно вступают в битвы, а вступая в них, чаще проигрывают их; они умеют отсиживаться от неприятеля за дубовыми, а с Дмитрия Донского за каменными стенами Московского Кремля, но еще охотнее при нападении врага уезжают в Переяславль или куда-нибудь подальше, за Волгу, собирать полки... Не блестя ни крупными талантами, ни яркими доблестями, эти князья равно не отличались и крупными пороками или страстями. Это делало их во многих отношениях образцами умеренности и аккуратности; даже их наклонность выпить лишнее за обедом не возвышалась до столь известной страсти древнерусского человека. ... Они крепко держатся завета отцов. Они свято почитают память и завет своих родителей. Они действуют более по памяти, по затверженному завету отцов, чем по личному замыслу, и потому действуют наверняка, без капризных перерывов и с постоянным успехом, как недаровитому ученику крепкая память позволяет тверже отвечать урок сравнительно с бойким мальчиком, привыкшим говорить своими словами. Работа у московских князей идет ровной и непрерывной нитью. Они хорошие хозяева — скопидомы по мелочам, понемногу. Эти князья внимательны ко всем подробностям своего хозяйства. Как хорошо помнят всякую мелочь в нем! Не забудут ни шубки, ни стадца, ни пояса золотого, ни коробки сердоликовой, все запишут, всему найдут место и наследника. Сберечь отцовское стяжание и прибавить к нему что-нибудь новое, новую шубку построить, новое сельцо прикупить — вот на что, по-видимому были обращены их правительственные помыслы, как они обнаруживаются в их духовных грамотах. Эти свойства и помогли их политическим успехам.» (Ключевский В. О. Курс русской истории)

 



Москва

Карта Москвы

Санкт-Петербург

Карта Санкт-Петербурга

совместимость

Петербург, Москва, Россия


Астрогеография и карта мира

Канада

Египет

Турция

Испания


NEW: 2005 год - год Петуха

 Поиск по сайту

 

(c) Ксения Леонидова

(c) дизайн Елена Яшенкова

TopListRambler's Top100Поисковая система для женщин LEDI.RU